Горячая линия бесплатной юридической помощи ✆ 8(499)703-34-18
+ Бесплатная консультация юриста по телефону

Работа для инвалидов : планы правительства и голые факты

Отечественные работодатели стараются не брать в штат людей с инвалидностью

К 2020 году 40% российских инвалидов должны быть трудоустроены. Эта задача, среди многих других, заложена в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной и подписанной главой правительства Владимиром Путиным в ноябре 2008 года.

Непонятно, правда, почему только 40 % людей с ограниченными возможностями в будущем смогут рассчитывать на рабочее место, и как эти проценты будут высчитываться: ведь с каждым годом численность инвалидов у нас увеличивается в среднем на миллион человек, причем, многие получают группу в трудоспособном возрасте.

О динамике «инвалидизации» страны можно судить по следующим цифрам: десять лет назад, в 2001 году, инвалиды составляли около 7 % населения России - около 10 млн человек. Сейчас их уже более 13 миллионов, что составляет уже 9 % населения. То есть из 11 россиян один - инвалид.

По данным Минздравсоцразвития, к первой, наиболее тяжелой, группе инвалидности относится, 1,9 млн человек. Ко второй - около 7 миллионов. И третья группа установлена 3,7 млн человек. Более полумиллиона детей и подростков до 18 лет имеют статус детей-инвалидов. И только 5% всех этих людей имею шанс полностью восстановить здоровье.

Численность трудоспособных инвалидов сейчас поставляет почти 6 млн человек, но работает из них не более 15%. Остальные выживают, кто как может: за счет мизерных пенсий, разовых подработок, огородов, родственников и т.д.

Эксперты признают: соискатели с инвалидностью, несмотря на свою профессиональную квалификацию и способности, повсеместно сталкиваются со значительными трудностями при устройстве на работу. И это притом, что постоянная работа для таких людей - не только способ добыть средства на пропитание, но еще и важное условие для достойного существования и реализации своих способностей.

Государство, вроде бы, даже пошло навстречу гражданам, обремененным физическими недостатками. Поворотным стал 1995 год, когда в России был принят закон «О социальной защите инвалидов». В нем впервые целью государственной политики была объявлена не помощь инвалиду, а «обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией РФ». Новый документ повлек изменения и в общую систему законодательства, касающегося инвалидов: в частности, поправкой закона о занятости от 20 апреля 1996 года были фактически сняты ограничения по трудоустройству инвалидов первой и второй групп.

Однако результат всех этих правовых пертурбации, как утверждают аналитики, оказался парадоксальным: провозглашенные в документе цели создания открытого общества для инвалидов и максимального вовлечения их во все сферы жизнедеятельности, в реальной жизни обернулось сокращением участия инвалидов в общественном труде и общественной жизни.

До сих пор декларируемое внимание на практике часто выливается в абсолютное безразличие к нуждам профессиональной адаптации лиц с ограниченными физическими возможностями.

Сотрудникам московского call-центра, где трудятся более двух тысяч инвалидов по зрению, 15 июня пришлось объявить голодовку, чтобы власти, наконец, обратили внимание на их проблему. Люди не получали зарплату около полугода.

Обращает на себя внимание, что call-центр был создан в 2008 году при участии правительства Москвы. По данным интернет-портала «pravda.ru» - в рамках реализации решения об организации городских сервисных центров для трудоустройства инвалидов по зрению.

«Современное предприятие было спроектировано и построено для того, чтобы создать комфортную рабочую среду, где смогли бы максимально эффективно решать задачи информационного обслуживания клиентов. Это уникальный проект, не имеющий аналогов не только в России, но и в Европе», - сообщалось на официальном сайте мэрии Москвы. Этот уникальный проект обошелся городскому бюджету в 2,5 млрд рублей. Планировалось, что всего таких центров будет семь на весь город.

Летом 2010 года Юрий Лужков демонстрировал свое детище Владимиру Путину, и премьер увиденным остался доволен.

На деле же все оказалось не так радужно. По словам вице-президента Общероссийского союза организаций инвалидов Леонида Шорохова, общая задолженность по заработной плате перед работниками call-центра составляет на сегодняшний день около 150 млн рублей. Руководство компании покрывать долги не желает и отправляет сотрудников вынужденные отпуска.

Основными требованиями участников протестной акции являются полное погашение всему коллективу задолженности по зарплате, сохранение рабочих мест и введение внештатного управляющего, а также получение государственных проектов, чтобы сотрудники компании могли работать, говорит Шорохов.

Инвалидов услышали: столичный мэр Сергей Собянин поручил выплатить заработную плату инвалидам и разобраться с работодателем. Вопрос только: как скоро его распоряжение будет исполнено.

О том, с какими еще трудностями сталкиваются при трудоустройстве инвалиды по зрению, которых в стране около миллиона, «Свободной прессе» рассказала вице-президент «Всероссийского общества слепых» (ВОС) Лидия Абрамова:

«Наша общественная организация была создана в далеком 1925 году, и главная задача, которую она с этого момента решала и решает сейчас - это трудоустройство незрячих. Государство, надо признать, давало возможность работать даже инвалидам первой группы по зрению. То есть до принятия закона «О социальной защите инвалидов», только слепые и инвалиды I и II группы имели право на трудовую деятельность, остальным писали «нетрудоспособен». До перестройки у нас проблем с трудоустройством слепых не было: мы имели регулярные заказы, в том числе от предприятий ВПК, мы имели оборудование и комплектующие, выполняли свою работу, за которую с нами рассчитывались всегда своевременно».

По словам Абрамовой, на средства, заработанные самими инвалидами по зрению, организация проводила модернизацию своих предприятий, создавала новые рабочие места, строила школы для слабовидящих детей, детские сады и даже жилье.

«В стране тогда была развитая инфраструктура для адаптации и нормальной жизни людей, потерявших зрение. Причем создавали ее своим трудом сами инвалиды, - говорит вице-президент ВОС. - Но потом многое изменилось: все жилье вынуждены были отдать в муниципальную собственность, детские учреждения - в ведение Министерства образования. А отмена налоговых льгот, поставила в очень затруднительное положение и сами наши предприятия. Как следствие, обострились, естественно, и проблемы с трудоустройством».

Что говорить о регионах, если даже в Москве самый высокий уровень безработицы год назад был именно среди инвалидов по зрению. Вакансии для них имелись лишь на 9 столичных предприятиях.

А при отсутствии постоянного заработка единственным источником дохода у большинства является пенсия по инвалидности. Ее размер, конечно, варьируется, в зависимости от группы, стажа и возраста, но даже при всех плюсах сумма эта, ну, никак не может обеспечить человеку человеческого существования. У Людмилы Абрамовой, например, получающей и надбавку за первую группу инвалидности, и московскую доплату, пенсия составляет всего «девять тысяч с хвостиком». На периферии - еще меньше.

«Власти поставили задачу к 2020 году обеспечить работой 40 % инвалидов. Но ее решение мне видится весьма проблематичным, учитывая, что не все инвалиды живут в крупных городах, где есть хоть какой-то шанс трудоустроиться. А что делать тем, кто живет в районных центрах или на селе? Там и для здоровых-то нет работы. Кто там будет об инвалидах заботиться?» - недоумевает Абрамова.

Она предлагает позволить им самим заботиться о себе. Помог бы компьютер, с помощью которого любой человек с ограниченными физическими возможностями мог бы заниматься фрилансом (работать на удаленном расстоянии) или даже начать собственный бизнес.

«Да, и просто для общения компьютер - вещь необходимая. И не только для молодых: у нас 80-летний инвалид по зрению регулярно общается по скайпу с дочерью, которая живет в Америке, с бывшими коллегами, и одиноким себя не чувствует. Но стоимость компьютерного рабочего места достаточно дорогая, поэтому не каждый может его себе позволить. Мы просили, чтобы компьютер для слепых был включен в федеральный базовый перечень технических средств для реабилитации, которые выдают бесплатно, но нам было отказано», - рассказала наш собеседник.

В настоящее время ВОС обеспечивает работой 12 тысяч инвалидов по зрению (притом, что всего организация объединяет более 200 тысяч человек).

«Кто-то находит работу на свободном рынке труда, - поясняет Абрамова. - Но вообще-то коммерческие организации у нас сегодня не заинтересованы принимать инвалидов. Да и никакого закона нет, который бы поощрял их к этим действиям. Раньше в законе о социальной защите было квотирование - до 3 % рабочих мест предназначалось инвалидам, некоторые регионы принимали и 6%. Но как только на федеральном уровне квоту отменили, так же поступили и на местах».

Себестоимость продукции, которую изготавливают на предприятиях под патронатом ВОС, действительно, несколько выше, потому что сложные технологические процессы приходится разбивать на более простые операции, доступные инвалидам по зрению, объясняет вице-президент организации:

«Там, где, допустим, сидел один зрячий на автомате, мы создаем два рабочих места для слепых».

Продукция, которую делают участливые руки незрячих, разнообразна и хорошо знакома всем: электророзетки, выключатели, настольные лампы, игрушки, трикотаж, различные изделия из бумаги и картона.

«Холодильники «Стинол» в Липецке - это тоже наши комплектующие, - дополняет Абрамова. - Работаем и с автопромом, но из-за кризиса, который в последние годы переживали все российские авто предприятия, мы тоже оказались в очень сложной ситуации - потеряли до 70 % объема».

В последнее время много говорят о социальной ответственности крупного обществом.

В начале июня эта тема обсуждалась на круглом столе «Бизнес, Общество, Власть: социальное партнёрство». Мероприятие проходило в представительстве Европейского Союза в Москве рамках проекта «Популяризация социальной ответственности бизнеса в России».

Выступавшие, среди которых были и известные экономисты, и топ-менеджеры крупных российских и иностранных компаний, и представители общественных некоммерческих организаций, и руководители регионов, сошлись в одном: реальное партнерство бизнеса, общества и власти в современном российском обществе - явление пока редкое.

По данным, которые привела Марина Гордеева, председатель правления Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, крупные российские компании ежегодно тратят от 2 до 15 % чистой прибыли на благотворительность.

- Что-нибудь перепадает Всероссийскому обществу слепых? - попытались мы выяснить у Лидии Абрамовой

- Нет. Сейчас нет. Хотя раньше предложения о помощи поступали, но ее предлагали на таких условиях, что мы сами отказывались. Мы, конечно, нуждаемся в поддержке бизнеса, но хотели бы честных партнерских отношений. Ни с какими откатами мы не работаем, и работать не собираемся.

Михаил Новиков, руководитель отдела по трудоустройству НКО «Перспектива» (эта общественная организация с 2003 года помогает инвалидам ориентироваться на рынке труда) считает, что трудоустройством людей с ограниченными возможностями должны заниматься специализированные организации, которых в нашей стране пока нет.

«Понимаете, если человек-инвалид обучался на дому или в интернате, он зачастую не знает даже элементарных вещей - как пройти собеседование, как правильно составить резюме, как правильно представить себя работодателю. В обычных центрах занятости особенно возиться с нами не любят, поэтому нужно создать службы, которые занимались бы только трудоустройством инвалидов. Должны быть специалисты, которые человека с инвалидностью подготовят, которые будут сопровождать его в процессе поиска работы, помогут ему решить проблемы обустройства на рабочем месте. Иными словами, такие специалисты могли бы научить инвалида правильно трудоустроиться».

По мнению Новикова, необходимо ломать стереотипы:

«Работодатели даже не скрывают своего предубеждения в отношении инвалидов. Некоторые, едва увидев строчку в резюме или услышав по телефону, что соискатель-человек с ограниченными физическими способностями, тут же отказываются рассматривать такого человека в качестве потенциального работника».

Тем не менее, за восемь лет своей деятельности «Перспектива» помогла трудоустроиться более двум тысячам инвалидам. То есть, как минимум, 200-300 человек в год находят работу благодаря этой не государственной и не коммерческой организации.

«Многое, конечно, зависит от самого кандидата, его навыков, образования, квалификации. Существенный плюс - знание иностранного языка. У нас, например, несколько ребят сейчас работают в крупных международных компаниях - это Johnson & Johnson, Citi, Ernst&Young. Без должного опыта и образования становятся курьерами, работают в торговле - работниками торговых залов и кассирами, выполняют какой-то ручной труд, - рассказывает наш собеседник.

Он признает, что к трудоустройству инвалидов более открыт зарубежный бизнес:


«У этих людей другой менталитет. Они сами долго шли к этому. И со временем выработали определенные стандарты работы у себя за рубежом. К настоящему времени у них сложилась определенная культура по отношению к инвалидам - их там не считают убогими или ущербными, они такие же члены коллектива, со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями».

Шаги, которые навстречу инвалидам делает отечественный бизнес, еще достаточно робкие. Речь не идет о благотворительности, которая для многих российских компаний уже стала частью имиджа. О готовности взять инвалидов в штат пока заявили немногие.

Как рассказала «СП» руководитель проектов благотворительного фонда компании «РЕНОВА» Ольга Башкирова, в 2008 году на личные средства акционеров, топ-менеджеров и сотрудников компании был учрежден фонд для поддержки подмосковного интерната в поселке Малаховка, в котором живут и учатся слабовидящие дети. За это время в интернате был сделан ремонт, приобретена новая мебель, детей регулярно вывозят на экскурсии и в театры, с воспитанниками работают психологи.

«Но мы надеемся, что сможем помочь школе не только улучшить свою материально-техническую часть. Самой большой нашей мечтой является то, что через какое-то время кто-то из этих детей придет к нам работать», - призналась Башкирова.

Станет ли сказка былью? Шефство продлится еще два года, а как потом сложатся отношения с подопечными, предсказать сложно. Официальных обещаний все равно никто не давал…
4016 0